Библия говорит, что мы с вами сосуды, и эти сосуды чем-то наполнены. Чем мы наполнены, то и происходит вокруг нас. Иисус - это жизнь, суть всего, Он даёт жизнь, и мы с вами боремся за жизнь. Иисус борется за жизнь, чтобы смерть не имела власти. Слово Божье говорит, что буква убивает, а дух животворит. Мы были раньше мертвы, а теперь живы, но во Христе. Интересно, что когда мы бываем во Христе, тем не менее, мы иногда, наполнены не Христом, не Духом Святым и не жизнью. Всё, что человеческое, оно по сути мёртвое. Пётр, казалось бы, в (Мф.16:23) хорошие вещи говорил, но суть этих вещей способствовала смерти. Пётр, сосуд Божий, в этот момент был наполнен не Божьим. Так и мы, если  мы не бодрствуем, если  не пребываем с Христом, если не наполняемся Духом Святым, то, несмотря на то, что мы являемся сосудами Божьими, мы оказываемся иногда носителями реальной смерти.

           Мы приносим смерть через свои советы, через свои высказывания, через свои дела. Когда мы согрешаем, мы несём смерть (Иак.1:15). Если мы говорим какие-то неправильные слова своим близким, мы несём смерть, а должны нести жизнь. Иисус говорит: «Я -  жизнь, и я приношу  жизнь». Там, где Иисус, там исцеление, туда приходит выздоровление, благословение, спасение. Куда приходит человек с его человеческой сущностью, туда приходит разрушение. Мы с вами призваны не к тому, чтобы приносить разрушение. К сожалению, не каждый верующий, не каждый христианин, посещающий церковь, реально является источником жизни.

Бывает, встречаешься с человеком, и жить хочется, или, наоборот, поговорил  и больше не хочется. Есть много разных нюансов, почему иногда нам не хочется разговаривать. Мы сами бываем в гордости, в бунте, с нами, с нашим мнением не согласились, и мы уже не хотим с человеком разговаривать. Человек Божий приносит вдохновение, приносит надежду увидеть выход из нехорошей ситуации, приносит веру в исцеление, в освобождение, веру в будущее, - то есть, то,  что приносил Иисус, что должны приносить церковь и каждый из нас. Если мы этого не несём, то мы фактически не являемся «источниками жизни», мы можем быть чем угодно, но только не источником жизни. Мы, будучи  людьми несовершенными, должны быть носителями сущности Иисуса Христа. Он пришёл, чтобы дать жизнь с избытком, и люди, которые встречаются с нами, должны обретать эту жизнь.

Что же делать, чтобы нам быть источниками жизни? В древности была такая казнь – к человеку к спине привязывали умершего человека, и он это тело таскал, пока сам не умирал. Смерть, которая была в мёртвом человеке, переходила в того, кто его носил. Иногда к нам прицепится такой «носитель смерти», и если в нас недостаточно силы жизни во Христе, то эта смерть  убьёт и разрушит всех, кто рядом. Что же мы несём на работу, в семьи? Приносим ли жизнь? Приходит ли радость в  дом, когда мы туда приходим, приходит ли умиротворение, приходит ли благословение, приходит ли утешение для тех, кто скорбит, приходит ли  надежда вместе с нами, когда человек разочарован или наоборот? Павел говорит, что мы с вами являемся носителями либо жизни, либо смерти (2Кор.2:16).

Божья благодать, Божий мир и Божья жизнь в нас, в глиняных сосудах, которые не всегда являются совершенными (2Кор.4:7). Мы все несовершенны, и иногда это несовершенство тоже нас останавливает.  Мы сами иногда, когда смотрим на какие-то свои недостатки, нуждаемся в том, чтобы нас вдохновили. Есть люди с разным темпераментом: холерики, меланхолики, сангвиники, флегматики, но это не является нашей плотской сущностью, это  характеристики нашей личности. Бог нас такими сотворил, у одного одни таланты, у другого другие таланты, и у каждого человека есть слабые и сильные стороны. Есть личностные характеристики, с которыми мы родились и, по большому счёту, не можем их изменить. Пётр был резкий в каких-то высказываниях, это был его минус, но были у него и плюсы. Говоря, что мы являемся носителями жизни, мы не должны смотреть на свою человеческую сущность, что она является минусом. Моисей не мог проповедовать,  Павел о себе пишет, что он невежда в слове.  У каждого человека есть какие-то плюсы и минусы, мы с вами все являемся в определённой степени несовершенными.  Благодать в том, чтобы мы не на себя уповаем, но на  Бога,  совершающего то  или иное действие.  Когда мы стараемся быть совершенными сами в себе, тогда у многих людей возникает искушение надеть маску духовности, другими словами, люди  никогда не расслабляются, они всегда в каком-то тонусе, они боятся показаться людям такие, какие они есть на самом деле.

Мы должны понимать разницу между сущностью личности и грехами плоти. Грехи плоти должны быть умерщвлены, и Павел говорит, что с  ними можно бороться. Со своей личностью мы не можем бороться, но мы можем себя тренировать, дисциплинировать. Есть люди, которые думают, что духовный человек - это человек, который не проявляет никаких эмоций.  Да, он умеет в себе это подавлять, и даже если внутри что-то происходит, то  тренируя себя, чтобы быть «духовным», надевая эту маску, можно превратиться  в человека неживого, ненастоящего. Есть и другая крайность. Люди говорят: «Принимайте меня таким, какой я есть» и  ничего не хотят делать со своими недостатками. Важно, чтобы мы  понимали, что какие мы есть, такими мы Богу нравимся, Он нас такими создал, но в нас есть определённые привычки и черты, которые «зашкаливают», например, есть какая-то правильная черта (люди, которые имеют «справедливый гнев»), но она начинает приносить разрушение. Гнев - это часть нашей личности, но важно, чтобы он не перешёл границы, и мы не  стали грешить, потому что иногда черта нашей личности, нашего характера переходит в плотское проявление греха и начинает приносить смерть и разрушение.

Когда Иисус взял кнут и выгнал всех меновщиков из храма, Он гневался.  Когда Павел писал свое Послание к Коринфянам, он сердился на них. Когда Павел писал Послание Галатам, он даже обозвал их глупцами, то есть проявлял какие-то чувства, переживания. В чём же проявлялась духовность Павла, Моисея, Петра? Они были людьми, как и мы. Каясь, мы  не становимся ангелами,  а остаёмся людьми со своими характерами, а Бог помещает в нас Свой Дух Святой.

Как выражается духовность? Существует коллективное понимание, что в церкви «милые люди», спокойные, душевные, улыбающиеся, и любое расхождение с этим представлением приводит к вопросу: «Они что, не христиане, что ли, они что, неверующие совсем? Как можно было пройти мимо и толкнуть в плечо?».  Были люди мирового масштаба, которых любил Бог, но они вели себя невоспитанно, и в то же время есть «милые» люди, за которыми ничего нет, кроме миловидности. Слово Божье говорит, что «миловидность обманчива». Христиане должны быть, как Иисус. Он не был «милым» человеком, Павел не был милым человеком, мужчины оставались мужчинами. В чём же духовность? Духовность была  не столько во внешнем поведении, а в том, что они правильно исполняли поручение, данное им Богом. Они правильно исполняли  вверенное им служение, не обращая внимания на то, что многие люди относились к Павлу, например,  негативно,  были люди в церквях, которые сомневались, что Павел верующий (2Кор.13:3).

            Что такое должен был сделать Павел, что люди засомневались, что он верующий? Как такое возможно? Он просто был обычный человек со всеми характеристиками его личности, его характера и т. д. Есть у людей образец духовного человека, есть церкви, где недуховно смеяться громко. Есть образец духовного человека, образ духовного человека, лидера, который мы создаём себе сами, и всё, что туда не подходит, мы начинаем отбрасывать. Наши рамки должны быть достаточно широки, чтобы любой человек со своими минусами, а не с грехами, мог быть принят, стать частью нашего общения, частью семьи. Духовный человек - это не тот, который себя духовно ведёт, а тот, кто служит Богу, у кого есть реальные плоды, есть покаявшиеся люди, есть проявления Божьей силы.  Павел говорил, что признаки его апостольства - это мы во Христе, в явлении силы, знамений и чудес. И характер человека – глиняный горшочек, в котором всё это находится, - может быть очень неприятен, не совсем гладкий, и поэтому нам очень сложно принять этого человека.  

Мы разные, и дай Бог, чтобы мы понимали это, любили друг друга, какие мы есть, и не сомневались. Конечно, доказательства, что Христос в нас, нужны, но они находятся не во внешнем человеке, а во внутреннем (2Кор.13:6). Несмотря на то, что мы с вами глина, мы угодны Богу, и Он нас любит. А вот любим ли мы друг друга так же, как  Бог любит эту глину, ждём ли с любовью, когда этот глиняный сосуд будет наполнен Божьим содержанием?  Несём ли мы любовь к брату, к сестре? Готовы ли мы любить и принимать их, какие они есть, или у нас есть чёткие рамки понятия духовности,  и  всех, кто в эти рамки не попадает,  мы вычеркиваем?    

             И получается порой, что чем жестче эти рамки, тем меньше людей остаётся в  нашем круге:  этот не так молится, этот не так поёт, не так сидит. Ограничили, и остались два-три «духовных», которых никто не понимает, которые всё знают, всё видят, а все остальные плотские. Помните, что сказал старший брат Давиду, когда тот пришёл сразиться с Голиафом (1Цар.17:28)?  У него было отрицательное отношение к Давиду, который рос с ним в одной семье. А Бог в то же время сказал о Давиде: «Я нашёл человека по сердцу Своему». В  рамки брата Елиава  Давид не входил, по его шкале святости, праведности Давид не был праведником, а Бог говорит, что сердце Давида Ему нравится, он избранный Его сосуд. А как фарисеи смотрели на Иисуса?  Они говорили, что из Назарета разве приходят пророки, ведь Он же сын плотника. Они смотрели на внешнее, на глину (Ис.53:2).

            Мы себе создаём образ Иисус Христа и любим Его. Если бы Иисус пришёл и был бы пастором, понравилось ли нам Его отношение  к нам или бы мы сказали, что это не Иисус, Он не входит в наше понимание, в наши рамки, Он не такой, мы представляли другого Иисуса. Дай Бог, чтобы  наши рамки были Божьими.

Проповедовал пастор церкви С. Н. Гревцев.